НОВИНИ
РЕГІОНИ
АР Крим
Вінниця
Волинь
Дніпропетровськ
Донецьк
Закарпаття
Запоріжжя
Івано-Франківськ
Київська обл.
Кіровоград
Луганськ
Львів
Миколаїв
Одеса
Полтава
Рівне
Суми
Тернопіль
Харкiв
Херсон
Хмельницький
Черкаси
Чернівці
Чернігів
м. Cевастополь
м. Київ
Світ
Білорусь
КАТЕГОРІЇ
всі теми
Новини Cтудреспубліки
Новини НДЛМ
Новини ВМГО
Аналітика
 
01-10-2012 / Аналітика /  Україна

Заповітні мрії людства

Публікуємо стенограму факультативу «Мрії людства чи Заповітні мрії» від експерта Студреспубліки, спеціаліста в сфері комунікацій, управління та стратегування Сергія Дацюка, читаного 24 серпня 2012р. під час фіналу Студреспубліки-2012 на тему «Україна моєї мрії» [+ відео]  (далі — рус).

Сергей Дацюк: Вчера посмотрел документальный фильм о великом советском ученом-физике Ландау. Интересно, что когда Ландау пытался обсуждать со своими коллегами то, чем он занимается, то он говорил, что ему не понятно, почему он должен выпячивать, что он советский ученый, что он русский ученый, и что он создает все в стране социализма, хотя физика вообще никакого отношения к этому не имеет. Ему гораздо комфортнее говорить с такими людьми, как Эйнштейн, Бор, нежели с «физиками», которые ничего не смыслят в физике, но зато они советские.

В истории, если посмотреть на срез тех людей, которые двигали вперед науку, философию, искусство, всегда оказывалось почему-то так, что люди, которые двигали идеи, представления, которые нужны всему человечеству, добивались гораздо большего, нежели те люди, которые пытались привязывать идеи к какому-то конкретному месту.

Я обычно люблю приводить пример по христианству и задавать вопрос: если бы Христос в своей Нагорной проповеди призывал к мировому еврейству и рассказывал о еврейском национализме, было бы у него столько сторонников, чем, вот, когда он прочел в действительности Нагорную проповедь и предложил свое видение 9 заповедей блаженства и 2 базовых принципа (возлюби Бога и возлюби ближнего)? Было бы у него столько сторонников, если бы он выступал как еврейский националист? Мне кажется, что не было бы…

Я здесь [к факультативу] выбрал два эпиграфа. Один из Высоцкого, поэта-песенника, барда советского времени, он пел много интересных песен про то время, но у него были и такие откровения, как те строки, которые звучат в фильме «Стрелы Робин Гуда»:  

«Если, путь прорубая
Отцовским мечом,

Ты соленые слезы

На ус намотал,

Если в жарком бою

Испытал, что почем, —

Значит, нужные книги

Ты в детстве читал!»
 

Высоцкий отметил тот момент, что человеком двигают идеи, которые он прочитал в детстве, и все. Потому что потом он читает мало, перестраивать свое видение мира он уже не способен, а вот основные базовые идеи человек усваивает из тех книг, которые читает. 

И Меладзе в 90-х годах пропел песню про мечту, какая она должна быть:

«Мечта в небе летает,
Землю не видит, не замечает,
Мечта в небе летает,
Сбыться не может, но утешает».

И для того, чтобы оформить это все, предлагается следующее содержание доклада, из таких частей: вначале мы поговорим о том, что такое цивилизация вообще, т.е. зададим такую глобальную рамку. Затем обсудим, как устроены общие мечты, которые характеризуют цивилизацию и развитие человечества целиком. Потом попытаемся сформировать понятие мечты, поговорим о том, какими бывают эти мечты. Потом разберем элементарные единицы, собственно, сами мечты, какими они бывают, какими они были в истории человечества. И посмотрим на функции, как мечты помогают осуществлять развитие. И немножко поговорим о современном виде мечт.

Здесь вы видите схему, на которой изображено представление о цивилизации. Внизу – то, что составляет предел цивилизации, то, что его держит. Его можно формулировать по-разному, формулируется это в разных областях знаний человечества. Вначале в мифологии, затем в религии, потом это производилось в научных идеологиях. Сейчас, в эпоху постмодернистских или даже конструктивистских идеологий, меняются формы, но вот этот вот базис, фундамент, нечто, что сообщает нам мотивацию, что позволяет цивилизации сохраниться, что определяет цивилизацию, [тоже существует].

Затем вы видите вот здесь набор разных людей, видите, что у них у всех разные мечты (разные стрелочки – это разные мечты). Вот эти мечты, они все стараются вырваться за некие пределы цивилизации. А вот то, что вы видите вот здесь (такой вот полукруг) – это те пределы цивилизации, куда она движется, где она чего-то достигает, где что-то пытается сделать. Причем, этот фронтир сделан в виде трех линий, а можно сделать четыре, пять, т.е. вы преодолеваете один предел, возникает другой.

Итак, есть фундамент, в фундаменте есть базовая мотивация; есть люди, они с их индивидуальными мечтами; есть пределы – горизонт развития цивилизации, который устроен слоеным образом, где после одного слоя проблем – другой. Весь доклад построен по этой схеме. Т.е. вначале мы разберемся с пределами: нижний, верхний слой – горизонт, а потом перейдем к той внутренности, к тем мечтам, которые и осуществляют движение цивилизации.

Итак, социальная энергия цивилизации порождается мотивациями религий и идеологий. В своей работе «Основы цивилизационной антропологии» я выделяю такие базовые моменты, которые позволяют цивилизации развиваться – это то, что там внизу на схеме. Причем, для развития цивилизации, для того, чтоб влечься вперед, ей нужны индивидуальные мечты, которые, заметьте, не имеют ничего общего с тем, что, например, Тойнби называл «вызов». У Тойнби есть такое представление, что для цивилизации нужны вызовы, не слишком сильные, чтобы не погубить цивилизацию, и не слишком слабые, чтобы заставить цивилизацию как-то отвечать. Вот такой вот социал-дарвинизм у Тойнби, потому что непонятно, кто будет определять меру вызова, или что такое этот вызов. Получается, что цивилизация – это некий биологический организм, который реагирует на вызов (типа как в бихевиоризме, стимул-реакция, как дикое животное). Мне всегда представлялось, что Тойнби здесь ошибается.

Мотивация обеспечивает выживание цивилизации, но в своей перспективе выводит ее на определенный трансцендентный горизонт. Когда вы вспомните схему, вы увидите, что снизу поднимаются стрелки, в принципе, они влекут цивилизацию вперед. Но нельзя сказать, что этот базис и определяет содержание цивилизации – нет. Базис задает главные основы существования цивилизации, но он отнюдь не обеспечивает ее развитие. Например, базовые условия – сохранение цивилизации, достаточное количество людей, их обустроенность, обеспеченность – это важные условия, но недостаточные для развития. Потому что цивилизация может сохраняться даже в «темные века». Она может не развиваться, но сохраняться. Причем, обратите внимание, вот здесь на доске вы видите три разных эпохи существования этих трансцендентных пределов, которые задавались в свое время мифологией, религией, затем наукой.

Итак, в религиозный период мы имеем следующие мотивационные рамки или направленности, которые обеспечивают цивилизации выживаемость. Это «тимос» — что есть то, что выше жизни, «этос» — в чем различие между добром и злом, «вивос» — в чем смысл жизни, «генос» — почему нужно продолжать род и «трансус» — почему нужно некие совершенно оторванные, иллюзорные, духовные мотивации предпочесть материальным.

Затем наступает рациональный период. Возникают принципиально иные базовые трансценденции: «интелос» — что есть разум и почему он важен, «социс» — какова эффективная организация общества, «футурос» — почему будущее и представление о нем для нас так важны, «археос» — почему представления об истории важны для цивилизации, почему стоит изучать историю, и, наконец, «орбис» — как устроен мир в целом. Ну, и конструктивные [рамки], я их не буду называть, не буду так детально рассказывать: вы можете о них прочесть.

Итак, трансцендентные горизонты – фронтир, который создается мотивациями религий и теоретических идеологий. Расширение этих трансцендентных горизонтов связано с изменением фронтира. Причем, вот этот вот фронтир я предлагаю рассматривать в виде определенных интеллектуальных барьеров, заметьте, не вызовов, а барьеров.

В чем разница между барьером и вызовом по Тойнби? У Тойнби получается, что вызов – это нечто природное, что существует и дано нам непосредственно. А интеллектуальный барьер – это то, что искусственно понимается человеком, чего в природе не существует, это некое предельное обобщение нашего представления об этих горизонтах. Сейчас мы пройдемся по основным интеллектуальным барьерам, которые существовали в истории человечества, многие из которых вам известны.

Итак, первый интеллектуальный барьер – он состоял в том, что все мифологии начинались с того, что Земля является плоской: первое представление о мире было, что мы живем в плоском мире. Почему так? Потому что жили люди на определенной территории, и они даже не знали, что там дальше вот этих гор или вот этих лесов. Какие-то племена туда добирались, но, в общем, они представляли мир плоским. Преодолевается барьер тем, что возникает «слойное» представление мира. Это «слойное» представление о мире многим из вас известно. Оно звучит так: мир покоится на черепахе, на черепахе стоят три слона, которые подпирают небесный свод. Заметьте, это уже не плоскостное представление, а многослойное. Происходит усложнение представлений о мире не резко, мы не переходим сразу к пространству. Человечество сначала строит плоскостное, но многослойное – несколько плоскостей одна над другой.

Второй интеллектуальный барьер составлял собой вот это «слойное» представление. Он был преодолен в натурфилософских знаниях Египта, Древней Греции, Древней Индии и состоял в том, что Земля – круглая. Т.е. произошел переход от многослойного представления Земли к тому, что она является круглой. Наиболее интересные аргументы высказали Пифагор, классифицированы эти аргументы у Аристотеля, а природные аргументы, доказательства приведены у Эратосфена. Аристотель приводил то доказательство, что мы видим, как на горизонте появляется корабль – сначала мачта, потом все остальное. Т.е. он аргументировал. Хотя нам кажется сегодня это все таким простым, но это было огромным прорывом в представлениях о мире.

Третий интеллектуальный барьер. Он был связан с тем, что люди выходили за пределы о собственно самой планете. И первым, наиболее известным выходом за пределы Земли была система Птолемея — это египетский натурфилософ, астроном, ученый, который считал, что в центре всего находится Земля и по многим, уже пространственным, слоям движутся планеты, звезды, в том числе Солнце, но в центре находилась Земля.

Четвертый интеллектуальный барьер, преодолеваемые Коперником, состоял в изменении представления о том, что же находится в центре системы. От геоцентрической модели Коперник осуществляет переход к гелиоцентрической. Каждую из этих моделей вы можете видеть: слева – система Птолемея: в центре – Земля; справа – система Коперника: в центре – Солнце, Земля, вокруг которой вращается Луна, и другие планеты.

Кстати, у Коперника тоже были ошибки: у него было такое представление как система неподвижных звезд, т.е. для Коперника тоже был предел – предел неподвижности, замкнутости мира, т.е. мир замкнутый, он замкнут сферой неподвижных звезд. Не любят об этом ученые говорить, но если вы будете смотреть в таком масштабе, как я предлагаю, то вот эти все недостатки будут видны.

Пятый интеллектуальный барьер состоял в том, что мир единый. Его пытается преодолеть Джордано Бруно, утверждая, что есть множество миров. Обратите внимание, этот интеллектуальный барьер не преодолен до сих пор. Вот, казалось бы, мы такие умные, столько уже всего знаем, но до сих пор существующие теории, как теория Хью Эверетта, например, по многомировой интерпретации, являются в науке маргинальными, т.е. не общепризнанными. И, внимание, начиная с пятого интеллектуального барьера, мы входим в пространство сегодняшнего дня, т.е. эти барьеры сегодня еще не преодолены.

XX век дал представление о принципиально новых интеллектуальных барьерах. Шестой интеллектуальный барьер. Вселенная имеет начало во времени: «Большой взрыв», который признается большинством ученых. Он является единственной признанной научной теорией об этом пределе, потому что другие теории говорят о других пределах.

Седьмой интеллектуальный барьер. Вселенная не бесконечна в пространстве: ее размеры можно исчислить. Это представление разделяют не все ученые, называют разные причины, эти данные вы можете найти в энциклопедии. Интересно знать, а дальше что? Вот что там, за этим размером?

Далее — интеллектуальные барьеры, предложенные теорией Эйнштейна. Восьмой интеллектуальный барьер. Представление, что скорость света – это тот предел, через который человек не способен перебраться, и, что ни одно тело во Вселенной не может лететь со скоростью выше, приблизительно, 300 000 километров за секунду. Это очень конкретный интеллектуальный барьер динамики или движения.

И девятый интеллектуальный барьер – пространственно-временной континуум. Мы не можем преодолеть ни пространство, ни время.

Барьеры с пятого по десятый – это интеллектуальный вызов для человечества, опора для его мечтаний. Это то, что мы не можем пока преодолеть в своем представлении. Базовые или обобщенные мечты человечества связаны именно с преодолением этих барьеров.

Пойдем дальше, десятый интеллектуальный барьер. Это новый интеллектуальный барьер, который пока не признает наука, он сформулирован в конструктивизме и звучит так: есть определенные структурные барьеры, так, наука возможна от 10-35 и от планковской длины, до 1027, т.е. до размерности множества галактик или того, что называется Вселенной. Вот в этих пределах возможна наука, за пределами вот этих размерностей может работать только конструктивизм, наука там работать не может. Сам ее подход не позволяет понять, что там дальше, у нее нет средств представления.

А вот теперь мы перейдем к той центральной части схемы, где вы видели множество людей со своими разноплановыми мечтами. Итак, мечта – это заветное желание, некое влечение, устремленность к тому, достижение чего сулит счастье. Это такое метафорически-поэтическое, но довольно точное представление мечты, с которым мы будем работать.

Мечты условно можно разделить на заветные и американские. Американские, не потому что они принадлежат США, а потому что они возникли в США и так традиционно называются. И, будучи точно установлены по этому названию, так и существуют. Американская мечта  — это мечта среднего жителя о доступе к достатку, о возможности состояться, о своём маленьком счастье. Иногда ёё изображают как свой дом, семья, машина.

Кроме этого, вы видите приблизительные коннотации понимания заветности: во-первых, любимая, дорогая, святохранимая, во-вторых, скрываемая, известная не многим, секретная, но она — также то, что запретно и то, что завещано, унаследовано. Вот такие, как бы, связанные и, можно сказать, синонимические ряды, где мы можем чётко зафиксировать заветность. Ну, и американская мечта как идеал среднего жителя США.

          Самые известные мечты человечества:

1) найти потерянный рай, т.е. идеальное место для жизни;

2) вылечить все болезни;

3) обрести бессмертие;

4) иметь слуг, чтоб переложить на них всю работу, то есть, гомункулусов, роботов и т.д.;

5) летать, как птицы;

6) плавать, как рыбы;

7) двигаться быстрее всех животных;

8) посмотреть весь мир;

9) полететь к звёздам и другим планетам;

10) узнать начальную причину всего и его конец.

Заметьте, это не все мечты, это самые важные. А что значит самые важные? Значит, что вся история человечества, в общем-то, двигалась вокруг этих мечт. Люди жили и воевали за «сбычу мечт» и порой отдавали за это жизнь.

Найти потерянный рай. Об этом писали многие, в частности, и Ньютон. «Мы ищем, мы ищем потерянный рай», как пел Малинин. Есть изначальный рай, т.е. Эдем, тот, откуда происходит человечество. Есть время райское, иначе оно называется Золотой Век. И есть окончательный рай: Элизиум в античности, Вырий в славянской мифологии, Вальхалла в германо-скандинавской мифологии, в христианстве – это Царствие Небесное, нирвана в индуизме, в буддизме Сукхавати, земля высшего блаженства, дзёдо или гокураку в Японии.

Причём, вот заметьте, открытие Америки былой этой мечтой. Люди не просто искали Индию, они искали Землю Обетованную, они искали рай. Их влекло именно это – земля, где всё идеально. Поэтому люди, садясь на корабли, подвергая себя риску, ехали не за золотом, хотя именно так это Колумб объяснял своим спонсорам, они реализовывали мечту. Для самих себя они искали рай.

Вылечить все болезни. Ну, первоначально под вылечиванием всех болезней называлось такое средство – панацея, т.е. средство от всех болезней. Предполагается сегодня, что развитие нанотехнологий, а именно наноботов, маленьких роботов внутри организма, которые борются со всеми известными болезнями, обновляют организм, омолаживая его. Предполагается, что вот именно они — это те, кто позволят нам вылечить все болезни.

Обрести бессмертие. Проблема, которой очень активно начали заниматься в ХХ веке. Хотя ещё даже алхимики занимались этим: поиск философского камня – это извечная проблема философа-алхимика, которой посвящены многие книги Средневековья. Но сегодня, как бы,  это уже не в центре внимания, хотя в 40-50-е годы [XX века] это очень сильно увлекало и советских, и немецких, и американских учёных.  Сегодня, так или иначе, бессмертие человека рассматривается как биотехнологический проект. То есть, существуют разные варианты бессмертия, например, чисто как бессмертие биологического тела — это один вариант; второй вариант — перенос сознания на другое новое тело; ну, и третий вариант — перенос сознания в компьютер или в компьютерную сеть, интернет. Каким из них пойдёт человечество — неизвестно, но мы пытаемся реализовать все.

Иметь слуг для работы. Наиболее развита эта мечта оказалась в понятии робота Айзека Азимова. Вам известны три закона робототехники: робот не может своим действием или бездействием причинить вред человеку, робот должен выполнять приказы человека, если это не противоречит первому закону, и третий закон: робот должен заботиться о себе, если это не противоречит первому и второму закону. Под конец жизни Азимов написал большое произведение «Роботы и Империя», где вывел нулевой закон робототехники: робот не может своим действием или бездействием причинить зло всему человечеству. И здесь коренится возможность порабощения роботами людей, если робот посчитает, что действия человечества наносят вред самому человечеству. Т.е. фактически Азимов осуществил реализацию великого принципа непротиворечивости, выведенного в логике: теория либо противоречива, либо неполна. [Таким образом], если верить, что без нулевого принципа законы неполны, а с введением этого принципа, они становятся полными, то вносится противоречие. Ну, вот, роботы и наноботы… предполагается, что сегодня это передовой край западной, в основном, электронно-инженерной технологии.

Летать, как птицы. Заметьте, именно реализация этой мечты позволила нам создать самолёт. Но именно способ постановки задачи — летать именно, как птицы — позволил человечеству сделать ошибку. В чём ошибка? КПД полёта самолёта очень низкий. Наиболее высокий КПД у чего? У летающей тарелки: экранолёт, дисколёт или цельнолетающее крыло обладают наиболее высоким КПД. Воздействие производится не на крылья, а на огромную площадь, которая устроена как единое крыло. Перед вами дисколёт Третьего Рейха: Диск Билонце с вихревым двигателем Шаубергера, в общем-то, штука мифическая, потому что есть только свидетельство о том, что это существовало, но ни подтвержденных фактов, ни, тем более, самих дисколётов не осталось. Ну, и сегодняшний вариант — ЭКИП, разработка России, экраноплан или экранолёт, вы его можете видеть на картинке.

 Плавать, как рыбы. Оказывается, существует ряд проблем, ряд пределов. Первый предел: человек не может занырнуть глубже 150 м. Чтобы занырнуть глубже 150 м необходимы специальные дыхательные смеси: они позволяют заныривать до 565 м, но это превращается в пытку, потому что занырнуть и пробыть в воде 20 минут, а потом несколько часов выныривать — это очень дорогое удовольствие. Подводные города, которые пытались строить, тоже ограничены глубиной – 200 м. Больше 200 м — возникают непреодолимые риски, строение начинает испытывать очень большое давление, и не выдерживает его. Ну, и, наконец, подводная лодка: максимальная глубина – до 1000 м, предельная, в реальности – 600 м, а рабочая глубина – до 500 м, вот и всё. Т.е. плавать, как рыбы, в общем-то, у нас, если и получится, то с огромными ограничениями.

Глубоководные аппараты: наиболее существенные есть на сегодняшний день только у двух стран, у России и в Японии. Заныривают: русский – до 6000 м, японский «Шинкай» — до 6500 м. На глубину Марианской впадины никакой глубоководный аппарат не опускался, при всём нашем могуществе мы не можем опуститься на дно Марианской впадины. Не можем!..

Двигаться быстрее всех животных. Сегодня самое скоростное средство передвижения в атмосфере — это американский гиперзвуковой самолёт «Х-43», реально пролетевший со скоростью 11 230 км/ч или 9,6 маха. Мах – это скорость звука, поэтому сверхзвуковые скорости измеряются в махах. Рекорд скорости космического аппарата (т.е. вне атмосферы) 240 000 км/ч был установлен американо-германским солнечным зондом «Гелиос-В», запущенным 15 января  1976 года и с тех пор не преодолён. Вот чего добилось человечество, и всё!

Непонятно вообще, как мы будем лететь на Марс, поскольку всё есть только в проектах: импульсный или ионный двигатели. В ионном продуцируются ионы и в очень сильном магнитном поле им сообщается огромный импульс. Сами ионы имеют небольшую массу, но за счёт разгона до огромной скорости получается огромный импульс. Таким образом, рабочее тело минимально, т.е. не надо везти огромные цистерны топлива: можно взять очень мало топлива, но, разогнав до огромной скорости, получить огромный импульс. На разгон до огромной скорости нужно очень много энергии. Отсюда необходим ядерный реактор. Поэтому мы все должны решить массу технологических проблем, и то, даже при таких расчётах, полёт до Марса занимает месяцы. Не дни, месяцы!

Посмотреть весь мир. Глобальная транспортная инфраструктура позволяет лишь отчасти решить эту проблему. Телевидение позволяет видеть весь мир по телевизору, но очень избранным способом. Интернет позволяет осуществлять глобальную коммуникацию сидя за компьютером с подключением к сети доступа, причём, сегодня уже возможно соединение интернета и телевидения, в перспективе возможен прямой доступ интернета к мозгу. И это сейчас есть вариант этой мечты. Т.е. видите, мечта трансформировалась… Не просто увидеть мир, а приблизить его.

Полететь к звёздам и к другим планетам. Не обсуждается… Мы пытались в 60-е годы полететь на Луну, оказалось нефиг нам там делать. Быстренько построили потребительское общество, которое спросило: «А чё там делать?» Металлов нет, потребность в гелие-3, с [дорогущей] его доставкой, полет на Луну не окупает, т.е. он будет не экономичным, в общем, делать там нефиг. По большому счёту, даже на Марсе нечего делать! Потребительское общество стало перед проблемой: а что делать на планетах Солнечной системы? Не говоря уже о том, что оно, в принципе, не знает нафига посылать звездолёт куда-то за пределы Солнечной системы. Нет цели! Мечта больше не греет человечество настолько сильно, чтоб оно могло вложиться в межзвёздные перелёты. По отношению к Марсу есть проект: столетний космический корабль. Очень жестокий проект, потому что людей туда забрасывают безвозвратно. Ищут добровольцев, забрасывают их туда и всё, живите, как хотите. Ну, обещают, что будут отправлять типа корабли в помощь, но кто его знает, а вдруг здесь война какая-то или кризис какой-то и не будет никаких кораблей. Т.е. вилами по воде писано.

Девятая мечта. Узнать начальную причину всего и конец. Самая глобальная вечная мечта человечества. Она означает, что нужно постоянно выяснять первопричину и конечную цель. Эта мечта, в значительной степени, является философской.

Современные мечты: как они выглядят сегодня? Где находятся современные мечты? В 60-70-х годах [XX века] они продуцировались научной фантастикой. Сегодня научная фантастика как жанр умерла. Сегодня, если что и производится, то мистико-магическая  фэнтези, где есть вампиры, драконы, эльфы. Это, конечно, здорово, но… В общем, генерирование мечт в этом плане прекратилось. Единственное, что осталось — остался киберпанк. Но очень мало фантастов работают в этом жанре: Дэн Симмонс, Вернор Виндж, Нил Стивенсон, ну, пожалуй, и всё… Вот, три человека, наши современники, которые работают в этом жанре. Все остальные увлечены мистико-магической фэнтези. Хоть Лукьяненко возьмите с его Дозорами, хоть Джоан Роулинг с ее Гарри Поттером — это всё увлечение чем–то для меня непонятным.

Итак, современные мечты сегодня… Овладеть небывалым могуществом, т.е. сделать магию реальной. Это та проблема, которую пытается поставить перед нами мечта, которую пытается обозначить магия или мистико-магическая фэнтези. Освоить микромир – т.н.  нанотехнологическая фантастика, отчасти киберпанк. Отказаться от тела как материального носителя жизненных форм — всё ещё киберпанк и, отчасти, некоторые новые виды конструктивной фантастики, которая только-только появляется и ещё даже таких романов, ну, вот таких, чтобы стали известными, нет. Есть какие-то самиздатовские поделки, я их почитываю с интересом, а ажиотажа никакого они пока не вызывают. Путешествовать между мирами — тоже занимается мистико-магическая фэнтези. Встретить братьев по разуму — отчасти этим занималась в 70-80-х годах [прошлого века] научная фантастика, сейчас это практически свёрнуто, про пришельцев мало пишут. Ну, и получить доступ к абсолютному знанию — последним человеком, кто об этом писал, был Лем в своём известном произведении «Голем  ХIV»: мы остановились в этом.

Сфера генерировать всякие идеи умерла. Молодёжь не желает мечтать: она желает смотреть телек и коммуницировать в интернете, тусоваться с новыми дивайсами, зарабатывать деньги на эти дивайсы, путешествовать, получать удовольствие от отдыха. Вот всё, что нынешнюю молодёжь интересует! Никто не готов ехать осваивать целину, строить космодромы, думать о путешествиях между мирами — никто этим заниматься не хочет.

И, наконец, некоторые свойства мечт, которые я попытался сформулировать, размышляя о том, что же такое мечты вообще. Итак, мечта рождается индивидуально. Вы ею можете заразить своих коллег, своих близких, знакомых и даже публично всех заражать, тогда она может стать коллективной. Но рождается она исключительно индивидуально, приходит в голову кому-то. Если людей сделали заложниками телевидения, можете быть уверенными, в голове такого человека мечта не родится никогда.

Телевидение мечтать не позволяет. Почему? Потому что, что такое чтение книги? Вы книжку почитали: абзац… отвлеклись, подумали, помечтали, представили, снова прочли, второй абзац… отвлеклись, подумали, помечтали… Т.е. книга работает с мечтой. Телевидение настолько тотально засерает вам мозги, что у вас времени на мечту, в принципе, не остаётся. Почему? Потому что время восприятия того, что вам говорит телевидение не просто посчитано, но уже даже продано корпорациям, которые не позволят вам в этот момент думать о чём-то. Время работы ваших мозгов при просмотре телевизора уже продано мировым корпорациям! Мировые корпорации не могут позволить вам такую роскошь, как отвлечься от телевидения и о чём-то помечтать. Даже, когда делаются перерывы, то только для того, чтобы забить ваши мозги рекламой. И если кто-то думает, что он не смотрит рекламу, то он ёё, как минимум, слышит. А если кто-то в это время уходит из комнаты, то он думает о том, как приготовить кофе или разогреть ужин, но вовсе не о том, что только что произошло. Т.е. этот человек всё равно не мечтает. В этом смысле телевидение убило мечту.

Сможет ли вернуть нам мечту интернет? Не знаю, надо думать. Может быть, вы ответите на этот вопрос.

Мечты лучше всего рождаются у свободных людей. Мечты несвободных людей вытесняются одной мечтой — о свободе. Несвободный человек ни о чём ином думать не может, как только о свободе. Несвободный человек не будет думать о космосе: он будет думать о том, как получить свободу.

Реализация мечт зависит от их содержания. Некоторые мечты реализуются лучше всего коллективно, например, мечта о космосе. А некоторые мечты реализуются лучше всего индивидуально–корпоративно, например, мечта об удобных электрических приспособлениях. Некоторые мечты реализуются лучше всего индивидуально, например, американская мечта. Да, вот сложно своей мечтой о собственном доме, машине, о собственной семье заинтересовать соседа… Зачем соседу ваша мечта, у него есть своя в этом плане, да? Поэтому американская мечта, она исключительно индивидуальна, и она очень приземлённая, она не летает в небе. В этом смысле, американцы заразили мир своими американскими мечтами, убили заветные мечты, убили, просто на корню их вывели, под корень срубили…

Суть потребительского общества состоит в том, что оно заземляет мечты. Оно не позволяет им летать высоко, парить в небе. Заветные мечты вытесняются на маргинес. И такие люди, которые вынашивают заветные мечты, становятся маргиналами. Общество, которое перестало мечтать, обречено на застой. И тут вы ничего не поделаете.

Вот, в общем-то, и всё, что я хотел вам рассказать. А теперь давайте посмотрим фильм: пятую часть «Мечта американская и мечта заветная» из моего цикла «Обретение смысла», который выложен на YouTube.

Сергей Дацюк: Вопросы.

Михаил Притула: Какая часть общества способна мечтать?

Сергей Дацюк: Я же в самом начале говорил: способна мечтать не часть общества, способны мечтать отдельные люди. Это происходит очень редко, но еще реже эти люди способны заражать своими мечтами других. Причем, как показывает исторический опыт, появление вот этих мечтателей не зависит ни от социальной организации общества, ни от его богатства, ни от других критериев. Появление мечтателей непредсказуемо. Их социальный статус никак не определен. Среди мечтателей были и очень богатые, и очень бедные люди, поэтому прямой ответ на Ваш вопрос таков – никакая. Нельзя выделить какую-то часть и сказать: вот эта будет мечтать. Это не возможно вообще.

Михаил Притула: Я имею в виду, т.е. не все, а некоторые люди способны мечтать?

Сергей Дацюк: Очень некоторые, очень немногие.

Михаил Притула: А Вы лично способны?

Сергей Дацюк: Хочется верить, что да.

Никита Худяков: Большинство решений вот этих мечт – они техногенные по сути, те, о которых Вы говорили. Но существует просто какое-то ощущение, что это не совсем то, чего нам действительно хочется. Т.е. превращаться в киборгов и прочее. И если мы говорим на языке науки о вот этих ощущениях, то может быть есть какие-то другие механизмы реализации?

Сергей Дацюк: Нет, смотрите, формулировка мечты не является техногенной. Например, летать, как птица – это не является техногенной формулировкой, другое дело, что для того, чтобы летать, как птица, мы используем техногенные способы реализации мечты. Но, в то же время, есть и махолеты. Т.е. тут надо различать, как звучит мечта, и как мы ее реализуем. Летать, как птица – это не техногенная мечта, а вот летать при помощи «техники самолета» – это техногенный способ реализации. Поэтому в самой формулировке мечты никакой техногенности нет.

Елена Авдей: Вот мы говорим о мечте как о создании каких-то механизмов, а я хотела затронуть такой образ мечты как самосовершенствование. Мне кажется, это важно, что сейчас много людей мечтает об астральных путешествиях, например. Считаете ли Вы перспективными такие направления мечтаний?

Сергей Дацюк: Я считаю, что это перспективно с точки зрения бизнеса. Т.е. если хотите, можете на этом зарабатывать. Вот, человек работает, вкалывает, он заработал на машину, на хорошее путешествие, на хороший дом, а потом ему захотелось еще немножко восточных практик. Он идет и говорит: «А дайте-ка мне немножко восточных практик!» А ему говорят: «Вам каких: за 100 баксов, за 1000 или за 10 тысяч?» Тогда человек: «Я что, лох за 100 баксов покупать? 10 тысяч – это уже много. Дайте мне восточных практик за штуку». – «Нате Вам восточных практик за штуку. Теперь Вы можете осуществлять маленькие астральные путешествия».

Понимаете, я очень плохо к этому отношусь. Мечтать о совершенствовании, о чем писал Кен Уилбер (у меня целая книга этому посвящена), могут очень далекие и ограниченные люди. Совершенствование человека не является иерархическим. Нет никаких ступеней, никаких астралов и никаких выходов — существует усложнение сознания. Но цели такой ставить нельзя. Нужно решать какие-то конкретные вещи, мечтать о конкретных вещах. В процессе сложных мечт Вы сможете усложнить сознание. Но ставить как мечту «усложнение сознания» нельзя. Т.е. смотрите, мы создаем новую машину. Что мы хотим? Чтоб было больше комфорта, чтоб она лучше ездила. Но мы же не ставим задачу: а давайте-ка усложним двигатель. А когда Вы говорите о вот этих всех вещах – это задача «усложнить двигатель», а на фига?

Вот подойдите к любому автомобилестроителю и объясните, что ему нужно совершенствование автомобиля — он Вас не поймет.

Елена Авдей: Но ведь в практиках самосовершенствования часто человек получает более сложные возможности, например, начинает вдруг говорить на ранее не знакомых ему языках.

Сергей Дацюк: Послушайте: так вот то, что вы будете [на этих языках] говорить — и есть мечта. А совершенствование мечтой не является.

Да у вас и не получится: глоссолалия возможна, если Вы возверуете в Бога. Он примет вашу веру и даст вам глоссолалию. Но иначе не получится. Вы знаете, что такое глоссолалия? Господь дарует вам знание языка, если вы являетесь Его посланцем. Глоссолалией, т.е. знанием нескольких языков «изнутри себя» (они не изучали их) обладали апостолы. Станьте апостолом — вам будут доступны все языки!

Дело в том, что самосовершенствование – это штука абстрактная, на которой можно зарабатывать. Потому что тебе что-то дают и говорят: «Это позволит тебе самосовершенствоваться». Тебе засерают мозги, и ты это принимаешь за совершенствование, если тебе не с чем сравнить.

Из аудитории: А как же идея сверхчеловека? Это было мечтой во многих поколениях…

Андрей Окара: Титанизм. Титан как модель – это и есть сверхчеловек…

Сергей Дацюк: Да-да. Понимаете, проблема всяких языков типа «мета» в том, что качество не определено, поэтому я таких слов не люблю. Вот что такое метателега? Это автомобиль. [Но] чтобы это стало автомобилем, вы же должны создать и объяснить принцип. А если вы скажете: «Хочу гипертелегу, ну, чтобы, вот, она классно ездила, быстро» — это не мечта. Точно также сверхчеловек – это не мечта. Почему? Там нет качества, непонятно, о чем мечтать: что такое «сверх», куда оно сверх, сверх чего.

Если вопросов больше нет, то все.

Павел Викнянский: Спасибо Сергею за демотивацию и… одновременно, мотивацию.

Інші статті з розділу Аналітика-2012






Автор: Сергій Дацюк

 
Рейтинг@Mail.ru