НОВИНИ
РЕГІОНИ
АР Крим
Вінниця
Волинь
Дніпропетровськ
Донецьк
Закарпаття
Запоріжжя
Івано-Франківськ
Київська обл.
Кіровоград
Луганськ
Львів
Миколаїв
Одеса
Полтава
Рівне
Суми
Тернопіль
Харкiв
Херсон
Хмельницький
Черкаси
Чернівці
Чернігів
м. Cевастополь
м. Київ
Світ
Білорусь
КАТЕГОРІЇ
всі теми
Новини Cтудреспубліки
Новини НДЛМ
Новини ВМГО
Аналітика
 
12-09-2017 / Аналітика /  Світ

Не только о стипендиях

0001Яков Рабкин, профессор истории Монреальского университета, всемирно известный специалист по демодернизации: «Обмен мнениями по поводу статуса стипендий затрагивает глубинные аспекты жизни общества, — как украинского, так и общечеловеческого. Что должно стоять во главе угла: извлечение прибыли для немногих или здоровье, достоинство и надежда на будущее для большинства населения земного шара?»

Недавний интернет-батл Викнянский-Марченко по поводу радикального сокращения количества получателей стипендий и скандальных заявлений премьера Гройсмана и представителей Минфина о том, что Украине не нужно столько людей с высшим образованием, наделал шуму. Еще шире ставит проблематику международный эксперт, ученый из Канады, эксперт финала Студреспублики-2015 Яков Рабкин.

А как же там, на Западе, с образованием на самом-то деле?

Обмен мнениями по поводу статуса стипендий затрагивает глубинные аспекты жизни общества, — как украинского, так и общечеловеческого. У нас в Канаде эти вопросы не менее актуальны, поскольку речь идет о важных, едва ли не фундаментальных, основах жизни человеческого сообщества: что есть право, а что – привилегия? В Канаде, в западноевропейских странах и в ряде других стран, образование считается общественным достоянием: плата за него либо минимальна, либо вообще отсутствует. Помимо того студенты получают стипендии и беспроцентные займы. Попытки увеличить плату за образование наталкиваются на серьезное сопротивление общества, причем не только со стороны студентов. Многомесячная студенческая забастовка несколько лет тому назад вывела на улицы Монреаля более четверти миллиона человек и привела к падению правительства и, соответственно, к новым выборам.

Г-н Марченко20733180813_b22e94ccc7_o озвучивает хорошо известный неолиберальной посыл, но делает это более откровенно, чем принято у нас, — по крайней мере, в приличном обществе. Естественный отбор в применении к человеку – это натуральный социал-дарвинизм, в западном обществе дискредитированный совершенно и ассоциирующийся напрямую с фашистской идеологией. В то же время, более мягкие формулировки стали постепенно приемлемыми. Так, покойная г-жа Тэтчер, полагавшая, что общества как такового вообще не существует, немало сделала для разобщения людей и приведения их в состояние дикой борьбы за существование.

Демодернизация как возврат к настоящему капитализму

знание образование рабство свободаПримерно в 1980-х годах можно отметить начало зарождения процесса демодернизации, заметно ускорившегося после исчезновения стран социалистического лагеря. Все социальные завоевания в области образования, здравоохранения, соблюдения прав рабочих и пр. были в значительной мере результатом давления со стороны социалистических партий, либо самих приходивших к власти, либо проводивших в жизнь свои программы как бы через противников, таких к примеру, как Отто фон Бисмарк, тем самым успешно ослабивший политические угрозы своей власти со стороны рабочего движения. Прогрессивный подоходный налог, превышавший в США даже при республиканской администрации генерала Эйзенхауэра 90% для самых богатых, — не только существенно сглаживал неравенство в доходах, но и позволял осуществлять крупномасштабные государственные проекты. «Красная угроза» или, другими словами, классовая борьба, а также вдохновлявший многих на Западе пример СССР, заставляла богатых делиться с бедными. Герой американского фильма 1941 года «Гражданин Кейн» откровенно объясняет удивленному приятелю свою поддержку рабочих: «Я предпочитаю давать им кое-что, чем дожидаться того, что они заберут всё».

Позже, при отсутствии давления со стороны рабочего движения и социалистических партий, социальная защита оказалась как бы пережитком прошлого, и ее стали сокращать. В странах бывшего СССР это произошло лавинообразно, так что большинство населения не сразу поняло, что оно обречено на нищету. Во многих западных странах этот процесс идет куда медленнее, ибо наталкивается на сопротивление гражданского общества. Несмотря на олигархический контроль СМИ, протестное движение, будь то Occupy Wall Street в США или Podemos в Испании, продолжает сдерживать неолиберальных реформаторов. Сейчас зреет конфликт между ставленником крупного капитала президентом Макроном и весьма воинственными профсоюзами Франции, отвергающими меры по урезанию прав рабочих. Несправедливо называть такой капитализм диким: он просто возвращается к своей исконной природе, т.е. к той эпохе, когда защиты прав и здоровья рабочих и прочих членов общества, а также налагаемых государством других видов пределов извлечения прибыли, еще не существовало, и царил, как теперь говорят, «беспредел».

Роботизация производства и перевод его в страны, где беспредел по-прежнему считается нормой, создает для правящих кругов западных стран проблему избыточной рабочей силы и даже избыточного населения. Вымирание пенсионеров в 1990-х годах в странах бывшего СССР – это лишь «ускоренная съемка» по тому же неолиберальному сценарию, который в западных странах осуществлять труднее. У нас в Канаде, например, где здравоохранение бесплатное, постоянно слышится «рефрен» о том, что у государства больше нет денег, что следует разрешить коммерческую медицину, в то время как введение таких регрессивных мер, как НДС, увеличивает разрыв между богатыми и бедными.

«Такого неравенства человек раньше никогда не знал»

Происходит все это в рамках глобализации, воплотившей в жизнь, хотя и со знаком наоборот, известный марксистский лозунг: сегодня «капиталисты всех стран соединились». Восемь белых мужчин из разных стран мира владеют бóльшим богатством, чем половина человечества, т.е. 3,6 миллиарда людей. Такого неравенства человек раньше никогда не знал.

Демодернизация проявляется также в сокращении продолжительности жизни, уменьшении количества требующих квалифицированных рабочих мест, а также числа образованных людей, — и в усилении культа силы, расизма и этнического национализма. Солидарность общественная заменяется солидарностью семейной, племенной. Родители, а не общество, оказываются вынужденными обеспечивать будущее своего потомства. Таким образом, укрепляется существующее неравенство и исчезает социальная мобильность. Рациональные аргументы заменяются ритуальными заклинаниями, подкрепленными мощью правящих кругов и пропагандой принадлежащих им СМИ. Именно поэтому важно видеть за деревьями лес, а именно, — масштабное наступление воинственного и хорошо вооруженного меньшинства на разобщенное и постоянно развлекаемое и отвлекаемое от своих насущных нужд большинство.

Тем самым не только создаются условия для распространения безысходности, озлобления и насилия, и, соответственно, для укрепления репрессивных мер подавления и контроля, но и подрываются такие фундаментальные ценности, как справедливость, сострадание, забота о нищих и беззащитных. Не случайно Библия содержит целый ряд заповедей, призванных защищать слабых, обеспечивать достойное существование наемного рабочего и предотвращать чрезмерную концентрацию капитала и имущества (Исайя 1:16-17; Левиты, 19:13; 25:1, 6,8,10,11). Сегодня эти принципы, о которых не устает напоминать Папа римский, попираются, а подчас и высмеиваются. Поэтому, казалось бы частный вопрос о стипендиях украинским студентам отражает в себе, как в капле воды, судьбоносные вопросы, определяющие жизнь каждого из нас. Что должно стоять во главе угла: извлечение прибыли для немногих или здоровье, достоинство и надежда на будущее для большинства населения земного шара?

Интернет-батл Викнянский-Марченко «Нам говорят – отрежьте ногу, легче будет идти»






Автор: Яков Рабкин, профессор истории, Монреальский университет

 
Рейтинг@Mail.ru