НОВИНИ
РЕГІОНИ
АР Крим
Вінниця
Волинь
Дніпропетровськ
Донецьк
Закарпаття
Запоріжжя
Івано-Франківськ
Київська обл.
Кіровоград
Луганськ
Львів
Миколаїв
Одеса
Полтава
Рівне
Суми
Тернопіль
Харкiв
Херсон
Хмельницький
Черкаси
Чернівці
Чернігів
м. Cевастополь
м. Київ
Світ
Білорусь
КАТЕГОРІЇ
всі теми
Новини Cтудреспубліки
Новини НДЛМ
Новини ВМГО
Аналітика
 
14-02-2017 / Аналітика /  Світ

Мировой кризис доверия к гражданским институтам: Журналистика vs Пропаганда

DSC_0568Студреспублика и Украина были представлены на мероприятии Ассоциации школ политических исследований при Совете Европы — международном семинаре «Свобода слова, медиа и общество», который проходил в Оксфорде, Великобритания. Активничали киевлянка Оксана Щирба, ведущая программ Черноморской телерадиокомпании, и николаевец Олег Деренюга, главный редактор интернет-издания «НикВести».

Украина — не необитаемый остров, а часть глобального мира. Как не потеряться, как сохранить себя, не быть раздавленными и, при этом, сберечь свободу и мир – в Оксфорде, одном из образовательных центров мира, обсуждали с 23 по 27 января 2017г. журналисты из многих стран, в т.ч. украинцы. Репортаж об интереснейшей дискуссии – далее.

Постправда как она есть

Оксфорд — 16299718_10212263648096136_8856772630877428557_oодин из тех классических университетских городов, которые всегда опережали время. Студенты и преподаватели здесь всегда были первыми не только в своей специализации, а и ориентировались, что происходило за рамками их профессий. По большому счету, широкий горизонт познания и желание учиться — это главная формула профессионалов. Именно поэтому на семинаре «о журналистике» шла речь далеко не только «о журналистике».

Когда мы рассматриваем любую серьезную проблему, освещаемую в медиа, на стыке с ней мы неминуемо сталкиваемся с такими понятиями, как «права человека», «справедливость», «этика», «культура» и т.д. Испокон веков так формировались принципы, стандарты и стиль изложения того или иного события… пока не наступило т.н. наше время.

Это время, когда в связи с ростом влиятельности и аудиторий радио и телеканалов, читаемости газет и цифровых медиа, политики стали гораздо больше зависеть от того, насколько популярным, ярким и обсуждаемым будет то или иное их действие, вместо того, чтобы ориентироваться на более рациональные вещи. В связи с этим на стыке с журналистикой появились такие понятия, как «популизм», «пропаганда», «джинса» и даже «постправда».

16422835_10212263619735427_1373629839485301295_oВ ноябре 2016г. авторитетная редакция Оксфордского словаря определила слово «постправда» (post-truth), как «Слово года», указав, что оно как нельзя лучше описывает нынешнюю ситуацию с развитием массовых коммуникаций, когда истина становится непринципиально важной. «Термин относится к обстоятельствам, при которых объективная реальность и факты оказывают меньшее влияние на формирование общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям», — говорится на официальном сайте Oxford University Press. Особенная частота использования этого слова наблюдалась в англоязычных публикациях после референдума о «брексите» и президентских выборах в США.

Становится понятно, что основательница Московской школы гражданского просвещения Елена Немировская выбрала Оксфорд не случайно. Здесь первыми формализовали «пост-правду», которая породила международный кризис понимания.

Выбор настоящего: возврат в прошлое или открытость будущему?

16422357_10212263627055610_2159179648341417714_oОб этом шла речь в лекции известной ученой и основательницы Социал-демократической партии Великобритании, баронессы Ширли Уильямс. Она открывала семинар и охарактеризовала нынешнее положение дел в политике и медиа как кризис гражданских институтов и доверия, который по сути меняет политический ландшафт в Европе, Азии, США и России. В США этот кризис в настоящий момент ощущается особенно остро и проявляется в отторжении старых традиций. В Великобритании эти изменения привели к фактору ностальгии и попытке отторгнуть «этот не слишком приятный мир», что обернулось «брекситом». Причем в Великобритании вспоминали Британскую империю, в России — царскую Россию, в США — американский миф XIX ст. «Ностальгия по прошлому — это наша реакция на настоящее, на окружающий мир. А мы сейчас находимся на переломе эпох», — говорит Ширли Уильямс.

В этом смысле, важно не только ностальгично оглядываться на прошлое, но и системно заниматься вопросами будущего. Недавно в интервью радио «Вести» лидер республиканцев Павел Викнянский подверг критике представителей действующего политического класса в Украине, которых не интересуют вопросы будущего: «Они откровенно говорят сейчас, например: «А зачем нам дискутировать о будущем? Сейчас решим насущные проблемы, отразим внешнюю агрессию, декоммунизируем, переименуем, а все остальное когда-нибудь потом. Мы же стоим на позиции примата диалога о будущем и гражданского общества. Я уверен, что, если бы вся Украина была такой открытой, мы бы жили совершенно в другой стране».

Баронесса Ширли Уильямс, отвечая на вопрос16403130_10212254961838985_3145514812420150017_o представительницы Студреспублики Оксаны Щирбы о будущих взаимоотношениях треугольника «Украина — Россия — США» также сказала, что наше государство ожидает успех лишь в случае проактивной позиции украинского политического класса в вопросах борьбы с коррупцией, отказа от авторитарного прошлого и ведения прозрачной политики. Что касается отношений России и США, по мнению баронессы, прошлые перезагрузки отношений между этими государствами терпели неудачу, поскольку руководства обоих стран понимали их по-разному, поскольку граждане обоих стран также воспринимают их по-разному. Особенно остро это в России, где, с помощью медиа и пропаганды, из США был создан образ вечного соперника и виновника во всех экономических и политических просчетах России. Далее российские политики, деятели культуры и эстрады все чаще брали на вооружение популярный и раскрученный в СМИ тезис о «проклятых американцах» и зарабатывали себе очки народного доверия, говоря то, что приятно слышать ностальгирующему по империи российскому сознанию.

Победа Дональда Трампа — это одна из «особенностей мирового беспорядка». Именно так это событие классифицировал в своей лекции Бобо Ло, директор российской и китайской программ Центра европейских реформ в Лондоне.

Кризис понимания — глобальный тренд

16463107_10212263627495621_109754521547952480_oАвторитетный социолог, директор «Левада-центра» Лев Гудков считает, что в России и на всем постсоветском пространстве происходит «кризис понимания». «Наблюдается резкий уровень снижения компетентности и анализа того, что происходит. Я бы даже назвал это неспособностью понимать то, что происходит», — говорит Лев Гудков. Он связывает это с тем, что публичное поле резко сузилось в силу репрессивного давления и монополизации СМИ.

Топовые политики США аналогичным образом использовали тему взаимоотношений с Россией, превращая вопросы дипломатии в удобные популистические темы, которые хорошо структурируют электорат.

О том, куда может привести подобный популизм в своей лекции рассуждал Квентин Пил, журналист The Financial Times. Он считает, что это неминуемо обернется откатом от традиционного право-левого политического спектра к чему-то более упрощенному. «Главная опасность сегодня состоит в отсутствии идеологического соперничества. Тем временем националисты пытаются давать простые ответы на сложные вопросы. Это порождает дестабилизирующие факторы, сочетание которых приводит к кризису», — говорит Квентин Пил.

Журналистские стандарты как ответ на ложь и манипуляции цифровой эпохи

Параллельно с этим происходитDSC_0533 цифровая информационная революция, которая приводит к росту компьютерных мощностей и расширению полей охвата информацией. «В XVI в. изобретение печатного станка оказало сильнейшее влияние на изменения в церкви и обществе в Западной Европе. Страшная Тридцатилетняя война была, в каком-то смысле, последствием информационной революции, которая сделала возможным массовое участие людей в тех или иных событиях. Сегодняшняя революция в сфере информационных технологий вполне равна изобретению печатного станка», — считает Квентин Пил. Он убежден, что мы вошли в эпоху, когда правительство в гораздо меньшей мере способно контролировать политическое поле.

Журналистка Le Monde Сильви Кауфманн во время своей лекции «Вызовы политики и «постправда» озвучила дюжину примеров, когда различные политические деятели во время избирательных кампаний говорили избирателям вещи, которые не то, что опровергаются простейшим факт-чекингом, а вообще наличием логики и понимания процессов.

«2016г. мы запомним как год, когда «фейковые» новости стали отдельно действующим фактором во время избирательной кампании. Это привело нас к тому, что мы всё чаще стали задавать вопрос, могут ли преднамеренно лживые новости подорвать демократию?», — обратилась к участникам семинара Сильви Кауфманн.

Возможности манипуляций общественным мнением, которые стали доступны благодаря новым технологиям, открыли такие же широкие возможности для пропаганды, которую теперь также научились маскировать под журналистику.

Вице-президент музея новостей Newseum Шелби Коффи считает, что в канун выборов в США абсолютное большинство политических экспертов поддалось массовому настроению и сделали прогноз в пользу Хиллари Клинтон. «Пишущим и вещающим людям, журналистам, нельзя становиться жертвой односторонней подачи информации. The Los Angeles Times, где я ранее работал, имеет свой метод социологических опросов, в частности, основанный на разных группах населения, с которыми велась работа в течение полутора лет, и результаты этого исследования стойко показывали победу Дональда Трампа», — говорит Шелби Коффи.

Сомневайтесь и ищите!

16422981_10212254934678306_2949823285110728471_oДиректор факультета журналистики в Оксфорде и редактор The Financial Times Джон Ллойд сформулировал главную задачу сотрудников различных медиа-организаций — неустанно продолжать поиск истины. «Журналистика — это первый эскиз истории. С течением времени историки овладевают всем инструментарием, чтобы описать историю, но первый эскиз, он, безусловно, не лишен ошибок, но он должен предпринимать попытку дать свое видение правды. Это необходимость для существования демократии», — говорит Джон Ллойд.

Он считает, что именно журналистика обеспечивают двусторонность политического процесса между политиками и населением. В авторитарных режимах политика исходит сверху вниз, коммуникация исключительно односторонняя.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что модернизация общества ведет к тому, что человек имеет больше прав на то, чтобы сделать выбор, чтобы самому сконструировать собственное миропонимание. «Такое модернистское миропонимание несовместимо с фанатизмом, оно предусматривает право на сомнение и право на иронию. Да, безусловно, есть ценности, к которым нельзя относиться иронично, но количество таких ценностей не может быть бесконечным. Если ты без иронии относишься ко всему, что тебя окружает, если ты ни в чем не сомневаешься — это архаичный подход», — считает Алексей Макаркин.

Именно поэтому медиа нужно обязательно соблюдать классический стандарт наличия нескольких мнений по одному вопросу. В настоящий момент самые крупные и самые, в некотором смысле, политически-успешные медиа работают в архаичном подходе, а не модернистском.

16251846_10212254938158393_6509662447617346979_oЕще лучше понять суть журналистики, ответить для себя, что такое true journalism, можно, использовав традиционный прием сравнения и обратившись к сути пропаганды. Этой теме был посвящен круглый стол, модераторами которого выступили публицист Александр Шмелев и основатель Оксфордской академии ораторского искусства Леон Конрад.

Важная задача гражданского просвещения — научить общество отличать журналистику от пропаганды, понимать особенности нынешнего времени с учетом всех технологических и информационных новшеств. Отсутствие подобных навыков и знаний стало шоком для граждан США и Европы, которые вдруг проснулись в «Трампостане» (говоря языком Шелби Коффи) и «Брексите».

Украина — не необитаемый остров, а часть глобального мира. У нас тоже происходят аналогичные процессы, наши политики больны популизмом, а общество требует простых ответов на сложные вопросы. Единственное, что у нас пока еще есть — возможность учиться на чужих ошибках. Для этого не нужно ничего, кроме критического мышления и интеллекта. Это именно то, что многие годы постулирует и воспроизводит на своих проектах Студреспублика.






Автор: Олег Деренюга, Оксана Щирба

 
Рейтинг@Mail.ru