НОВИНИ
РЕГІОНИ
АР Крим
Вінниця
Волинь
Дніпропетровськ
Донецьк
Закарпаття
Запоріжжя
Івано-Франківськ
Київська обл.
Кіровоград
Луганськ
Львів
Миколаїв
Одеса
Полтава
Рівне
Суми
Тернопіль
Харкiв
Херсон
Хмельницький
Черкаси
Чернівці
Чернігів
м. Cевастополь
м. Київ
Світ
Білорусь
КАТЕГОРІЇ
всі теми
Новини Cтудреспубліки
Новини НДЛМ
Новини ВМГО
Аналітика
 
29-04-2009 / всі теми /  Україна

Личность – категория развития

Публикуем долгожданный доклад Александра Бланка — директора консалтинговой компании «Группа РОСТ», специалиста в сфере неформальных коммуникаций, работающего на рынках политтехнологий, рекламы, PR Украины и России (19 февраля 2009г., факультатив, 2-й день «Зимней Студреспублики»).   

Прежде чем начать разговор о личности, и уж тем более, в связи с развитием, хотелось бы сделать некоторое иронично-лирическое отступление и поговорить, вот чем!    

Вопрос о том: «А есть ли вообще личность?», несмотря на то, что он ставит под угрозу всю нашу встречу и разговор, тем не менее, актуален. Есть ли в природе, в окружающем нас мире то, что на что можно с уверенностью указать и назвать этим словом – «личность»? И может быть случиться так, что нет в качестве личности, ничего такого, о чем, стоило бы говорить!    

В этой связи я бы вспомнил одну байку, случай, очевидцем которого я был. Однажды на игре в Москве, вел ее Петр Щедровицкий, где-то уже под конец игры, кто-то, кажется, это был Олег Игоревич Генисаретский, представлял игрокам Анисимова Олега Сергеевича (есть такой теоретик методологии). Ну и, в шутку, Олег Игоревич обмолвился такой фразой, что, дескать, «может быть, и деятельности нет!» Чтобы понять весь юмор ситуации, нужно хорошо понимать, а нам с вами особенно, поскольку мы в данный момент живем с вами в игровом пространстве, которое по существу и по форме было изобретено русскими методологами, и конечно же, самым выдающимся из них, ГП.Щедровицким, что такое деятельность для методологов. Это полвека напряженнейших дискуссий и усилий мысли, это целые жизни выдающихся мыслителей того времени. Ну и вот, Генисаретский в шутку заявляет, что мы тут, дескать, подумали, и пришли к выводу: «А может и деятельности нет? Анисимов обмер, но быстро нашелся. Похлопал коллегу по плечу и говорит: «Это, батенька, бесы!». Так может быть и с личностью такой поворот случится? Может, нет никакой личности, и все «это бесы».  

Ведь очень часто бывает, что мы говорим слова, не вполне понимая смысл, который в них вкладывается. Или, со временем, теряем этот смысл и воспроизводим некий ритуал, вроде слова «здравствуйте» или ежедневная чистка зубов. Ритуал может уже и бессмысленный, и его стоит заменить на другой! Но другого мы не знаем, и потому повторяем, повторяем и повторяем его! Поэтому я хочу спросить Вас сейчас: когда говорят «Это – личность», не проще ли сказать «Это – человек»? Что изменяется, когда мы говорим: «Г.П.Щедровицкий — личность», или, например, «Декарт — человек»? 

Я – личность? Вот в чем возможно состоит вопрос. И особую остроту и пикантность это вопрос приобретает, когда мы задаем его себе, в тишине, когда мы наедине с собой!  

«Я — личность?» — вот вопрос, который действительно требует ответа. 

И может быть именно в таком ракурсе это вопрос начинает действительно звучать для нас не как академическая проблема, а как нечто личное! Причем в такой степени личное, что от ответа, может быть, зависит наша жизнь!  

И вот здесь, в этом месте, прежде чем мы двинемся дальше, у меня возникает интуиция, что очень может быть, что, вообще говоря, и личность, и разговор о ней, и понимание ее в контексте развития начинает действительно мыслиться, только тогда когда разговор идет о чем-то сугубо личном. Откуда такая интуиция? Да потому, что, действительно мыслить, мы начинаем только тогда, когда на кон поставлена наша жизнь, наше будущее, наша свобода. Когда мы на грани! Когда все, что нам по настоящему дорого, может завтра и не быть. Когда нам предстоит выбор! С этого момента, или прямо в этот момент, мы мыслим, и если так мыслим – то личность! А если нет… Ну тогда нам в другую палату! 

В этом месте я предлагаю сделать такую первую «зарубку» и двигаться дальше! Куда двигаться – сейчас решим!  

Когда возникает вопрос о личности, о том, что есть личность, пользуются известными примерами, рассказывают истории о некоторых людях. Но, заметьте, любая история – о личности! А если нет истории – то и личности нет. Не в этом ли смысл нашей безотчетной тяги к тому, что бы прожить так, чтобы про нас рассказали какую-нибудь, пусть даже плохонькую, историю! Почему оказывается так, что личность без истории не существует? Не потому ли, что в истории есть герой или героиня. А Герой всегда Личность! 

Раз мы вспомнили о Героях! Кто такой этот Герой! К примеру, мы знаем, например Джордано Бруно, который взошел на костер за свои взгляды. Точнее за открытие сделанное Галилеем. Он, безусловно, герой! А вот Галилей? Он кто? Ведь он то отрекся от своих взглядов. Он поэтому кто? Является ли он Личностью? Или, другой пример, Кампанелла – великий утопист средневековья, написавший «Город Солнца», прекрасную сказку об идеальном государственном устройстве. Кампанелла (я сейчас почти дословно повторяю Мераба Константиновича Мамардашвили, цитируя фрагмент его «Картезианских размышлений») писал Галилею из тюрьмы письма, полные преданного восхищения. Если Вы помните, Кампанелла несколько раз оказывался на грани сожжения на инквизиторском костре, несколько раз выдержал невероятные пытки, и, тем не менее, не отрекся от взглядов Галилея. А Галилей посчитал нужным поступить иначе.  

Вы спросите, почему я так настойчиво задаю этот вопрос? Потому что мне кажется это важным! Ведь если я избрал в качестве примера личности Джордано Бруно, то я, вероятно, начну стремиться походить на него. Буду искать свой костер! И, наверное, рано или поздно, взойду на него! И, возможно, это будет неплохой выбор! Но сейчас, в этот момент, я хотел бы понять и Галилея. Ведь он, просто собственным открытием, стал виновником смерти и страданий людей, которых история уж точно характеризует Личностью. Но сам при этом посчитал возможным отречься от собственной мысли, во имя спокойной жизни, или может быть дальнейших научных изысканий. Поэтому я так настойчиво спрашиваю: «Он личность?». Может быть личности должны быть присущи определенные черты – героизм, самопожертвование, и еще что-то, и тогда все остальные под это определение не попадают? И тогда, если мы не взошли на костер, не устроили акт самосожжения, или не дали себя распять на кресте – то нам отказано быть личностью? 

И как быть с личностью преступника, палача, насильника, тирана, подлеца. Они – личность или нет?  

Это нужно понять! Потому что, может оказаться, что без этого понимания мы не сможем двинуться дальше в сторону осознания себя Личностью! Потому что, если нам вдруг покажется, что Личность это только героика, или экстраординарные способности, или только милосердие, то, может быть, мы сами себе отказываем быть личностью в чем-то особенном, что присуще только нам, и что будет составлять наш личный долг или нашу жизнь. Опять возвращаюсь к тому, что размышления о личности имеют очень опасный и непредсказуемый характер. Вспомним, например, известный роман Достоевского! Размышлял герой о собственной личности, а потом взял и убил старушку!  

Потому вопрос, что есть личность, остается открытым. И может быть даже будет отрытым для нас на всю жизнь, потому что на это размышление нужно решиться, но нельзя решить раз и навсегда. Можно решить стать подлинной личностью, и в этом намерении, прямо сейчас, утвердиться раз и навсегда. Но означать это будет лишь то, что мы всю нашу жизнь будем этот вопрос решать, причем решать своей собственной жизнью, и понимая, что делать это нужно со всей ответственностью и открытым сознанием, а также, понимая, что от нашего решения будет зависеть наша жизнь, а может быть и не только наша.

То, на чем я хотел бы сделать здесь акцент, еще одну «зарубку» — это то, что когда мы говорим «личность», мы волей-неволей подразумеваем некоторый идеал. Имеем образ, который мы, как бы примысливаем к слову «личность». И тогда это абстрактное понятие, казалось бессмысленный набор звуков, приобретает смысл и ценность. В каком смысле приобретает? Он начинает звучать внутри нас, начинает что-то менять в нас, продвигать нас сторону этого смысла! Такова ценность Идеала личности, если он по-настоящему пережит нами, стал частью нас. Он движет нами, и это удивительно! 

Рефлексия

Расскажу один рефлексивный анекдот: Один наркоман пришел к другому. Стучит. Хозяин спрашивает: «Кто там?» 

Гость отвечает: «Я!» 

Хозяин: «Я?»  

Я не случайно начал разговор о рефлексии с этой, казалось бы, глупой шутки. Вокруг рефлексии много говорено, но очень важно, чтобы для нас не потерялся смысл этого очень важного для личности инструмента! Важного, для ее становления.  

Буддистский монах скажет Вам по поводу рефлексии что-то вреде того, что если Вы хотите знать, что это такое, то Вам надо прямо сейчас сделать шаг в сторону и посмотреть на себя, который стоит рядом! Это акт рефлексии! 

В русской культуре есть другой замечательный образ этой самой рефлексии! Барон Мюнхгаузен! Помните, как барон на охотничьем привале, рассказывает, как он едва не утонул в болоте, и чтобы спастись схватил себя за волосы и выдернул из болота себя, да еще в придачу с лошадью! На мой взгляд, нам имеет смысл поразмыслить над этой метафорой. В болоте мы! Покуда не включим рефлексию, пока не осознаем себя тонущими в этом болоте, пока не осознаем ужаса смерти в болоте. А ведь это сейчас происходит!  

Рефлексивный смысл этой сказки в том и состоит, две вещи важны нам в рефлексии: осознание себя и следующие за ним усилие. Извлечение себя из болота, из рутины повседневной жизни, из череды животных удовольствий, если хотите!  

Так что же такое рефлексия? Конечно теперь, вроде бы и понятно, что рефлексия это особый акт сознания – осознание себя личностью, или наоборот, осознание того, что личностью в нас не является. Но не только! Мне кажется не стоит сводить рефлексию только к акту осознания, потому что в какой-то момент может оказаться, что очень даже приятно порефлексировать о личности, например, на диване с полным желудком! Или как иронично говорил Густав Водичка: «Как приятно, полеживая в ванной, размышлять о судьбах Отечества». Это, конечно же, шутка, но, право же, очень толковая шутка! Но здесь — о другом речь! Я предлагаю мыслить и понимать рефлексию, не только как акт осознания, но и как следующее за ним усилие по извлечению себя из наличной ситуации, из рутины мысли, и далее – извлечение себя из рутины бытия. Тогда, такая рефлексия – мысль и действие — может стать мощнейшим инструментом развития личности. И значит, рефлексия случается, когда она мысле-действие!

Я в этой связи хотел бы привести в качестве примера другую, более современную сказку. На мой взгляд, она в чем-то даже более жестко и определенно говорит о необходимости рефлексии и ее последствиях, чем, например, сказка про барона Мюнхгаузена. Речь идет об известной всем нам киноленте «Матрица» и ее герое Нео. Для нас с Вами это образ будет важен и тем, что подводит нас к пониманию еще одного важного понятия в развитии Личности – самоопределению. Но сейчас мы будем говорить о рефлексии. О том, каким сокрушительным для Личности может быть настоящее осознание себя. 

 Что делает Нео? Является ли он Личностью? Когда я спрашиваю об этом, я на самом деле отсылаю нас к началу этой киноленты. Помните, ведь Нео просто талантливый хакер, в обычной жизни программист — конторский служащий, живущий на грани закона, и его зачем-то находит Морфеус. Зачем? Он считает, что Нео — избранный. Но сам Нео так не думает. И в тот момент, когда они встречаются, Нео не знает, что он есть. Но (и это имеет колоссальное значение для нашего личностного становления!) он желает знать, кто или что Он есть. Помните знаменитое «Аз есмь»? Я есть! Оно ведь удивительно созвучно нашему вопросу о рефлексии. Только здесь эта фраза звучит как голос человека обретшего себя! Тот кто сказал «Аз есмь!» нашел себя, в нем акт рефлексии безусловно свершился, и он свидетельствует о том, что это открытие огромной важности. «Я есть!», — говорит Христос.  

Прежде чем двигать дальше, я хочу немного побыть с Вами в этом месте! «Что я есть?» Ведь если вдуматься, в этом же и есть настоящий вопрос Личности! В нем, вообще говоря, всякая возможность и одновременно реализация Личности! Нет этого вопроса, нет и Личности! Исчез это вопрос и дальнейшая реализация личности невозможна. И я утверждаю, что невозможна в мире и культуре сама возможность Личности, если нет вопроса: «Что я есть?». 

Здесь я предлагаю сделать некоторую остановку. Вот мы говорили и затронули две важные вещи (не только эти, но они самые важные). Одна из них — вопрос к самому себе «Кто я есть?». И вторая – рефлексия. Я начал с них, потому, что становление личности не может обойти эту веху. И, хотя, кажется, что я говорю о двух вещах, но по сути это одно событие. И это может показаться странным — две вещи, а на самом деле одна, хотя вообще то их больше, но дело в том, что когда случается в мире такое событие как Личность, в нем немедленно и одновременно присутствуют обе эти вещи – вопрос-к-себе и рефлексия. С этого момента мы в пути! И этот путь – собирание себя Личностью. 

* * *

Но что же дальше, возвращаясь в Матрицу? А дальше вот что! Нео не знает кто он, но хочет узнать! И перед ним выбор – две таблетки! Красная и синяя! Дело, конечно же, совершенно не в таблетках! Дело в выборе! Хочешь знать — выбирай, но помни – это ты принял решение, это твоя ответственность. Бедный Нео даже не представляет, во что он вляпался! Но любопытство превозмогает страх! И он решается… А дальше… Дальше перед ним разверзается ад! То, что он видит, превосходит человеческое понимание. Сознание отказывается принять эту правду. Она невозможна, но — есть! И в этот момент мир, этот мир, такой прекрасный и, одновременно, ужасный, бросает нам вызов. Примем ли мы его? 






Автор: Александр Бланк

 
Рейтинг@Mail.ru