НОВИНИ
РЕГІОНИ
АР Крим
Вінниця
Волинь
Дніпропетровськ
Донецьк
Закарпаття
Запоріжжя
Івано-Франківськ
Київська обл.
Кіровоград
Луганськ
Львів
Миколаїв
Одеса
Полтава
Рівне
Суми
Тернопіль
Харкiв
Херсон
Хмельницький
Черкаси
Чернівці
Чернігів
м. Cевастополь
м. Київ
Світ
Білорусь
КАТЕГОРІЇ
всі теми
Новини Cтудреспубліки
Новини НДЛМ
Новини ВМГО
Аналітика
 
26-05-2010 / Аналітика /  Україна

Станет ли банкиром сын шахтера?




Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) провела исследование, показывающее, насколько социально-экономический уровень родителей влияет на возможности их детей добиться успеха в жизни. Анализировались семьи из ряда развитых стран, которые входят в данную организацию.

Оказывается, явление, когда детям богатых отцов гарантировано прекрасное будущее (у нас его называют «мажорством»), а отпрыскам из низших социальных слоев очень сложно «выбиться в люди», присуще и западным демократиям.

Ливанская золотая молодежь проезжает через разбомбленный Бейрут на гламурном кабриолете. Многие мирные жители вследствие войны остались без средств к существованию и без крыши над головой

Самая жесткая зависимость успешности детей от доходов отцов наблюдается в Великобритании, затем следует Италия — 96% от британского уровня, США — 94% и Франция — 82% соответственно.

В среднюю группу попали Испания и Германия — 64%, а также Швеция — 55%.

Странами, в которых людям с низкими доходами легче всего подниматься в элитарные слои, признаны Канада (38%), Финляндия (36%), Норвегия (34%), Австрия (33%) и Дания (30%).

Стоит привести и такие цифры. 31% британцев 1958 года рождения, которые появились на свет в нижней по уровню доходов четверти семей, так и не выбрались из бедности. В поколении 1970 года рождения дела ухудшились — потомственных бедняков было уже 37%. Аналогичные тенденции наблюдаются и в других странах. Получается, что с каждым годом у молодых людей из «рабоче-крестьянской» среды все меньше шансов стать состоятельнее своих родителей.

Выходит, мы возвращаемся к феодальному строю, где основную роль в социальной судьбе человека играло сословное происхождение?

Специалисты OECD ставят вопрос о необходимости реформ в социальной политике и образовании, построении так называемых социальных лифтов, то есть механизмов, позволяющих человеку поднять социально-экономический статус (это понятие было введено американским ученым русского происхождения Питиримом Сорокиным еще в начале прошлого века)*.

__________________________________
* Социальный лифт, или социальная мобильность — термин, обозначающий возможность смены социального слоя, перемещения человека или группы людей в пределах общества с изменением своего статуса.

Специалисты считают, что в противном случае в обществе может наступить апатия, ведущая к разрушению государственности.

Образовательный пессимизм

Российские педагоги вывели понятие «образовательный пессимизм» и констатировали, что он широко распространен среди малообеспеченных слоев населения.

Речь идет о потере и родителями, и школьниками надежды на образование, его перестают считать важным для жизненного успеха. Ученые проследили явную закономерность: чем выше уровень благосостояния семьи, тем лучше успехи детей.

Другим проявлением «образовательного пессимизма» могут служить планы родителей на образование своих детей. Так, лишь в 32,4% семей, живущих на доходы ниже среднего, связывают их будущее с высшим образованием, в то время как в других социальных группах этот показатель составляет от 48,5 до 64%.

«Стоит задуматься над излишней сложностью школьных программ, которые невозможно освоить без привлечения репетиторов, а на их оплату у наименее обеспеченных слоев нет денег, — пишет автор исследования А.А. Баранов. — В последнее время на школьные успехи детей все в большей мере влияют такие факторы, как качество питания, возможность приобретения книг, компьютерных средств и других товаров и услуг, необходимых для качественного и полноценного обучения (начиная с транспортных расходов и заканчивая школьной формой).

Ясно, что по всему комплексу этих проблем дети из малообеспеченных семей оказываются в заведомо проигрышной ситуации по сравнению со своими более обеспеченными сверстниками. Налицо острая социальная проблема, когда экономическое неблагополучие начинает формировать образовательное отставание одних социальных слоев населения от других. Это консервирует ситуацию социальной несправедливости и в конечном итоге мешает развиваться всему обществу, поскольку не только создает излишнее социальное напряжение, но и отбрасывает миллионы детей беднейших слоев (совсем не обязательно менее талантливых, чем их более обеспеченные ровесники) от качественного образования».

Не откроем Америку, сказав, что и в Украине зачастую главным ресурсом продвижения наверх становятся семейные и личные связи. Шансы найти престижную работу при одинаковом уровне знаний будут выше у отпрыска, чей родитель вхож в элитарные круги.

Но на каком «уровне зависимости» находится наша страна: столь же «мажорна», как Великобритания и США, опережает или отстает от них?

С этим вопросом я обратился к руководителю Центра молодежной политики Института развития семьи и молодежи Александру Лозовицкому.

Украинский социальный лифт — фикция

Как и следовало ожидать, на Украине подобного анализа не проводилось, а последнее исследование, касавшееся различных аспектов социальной жизни студентов, институт, призванный обеспечивать научную поддержку Министерства молодежи и спорта, проводил еще в 2008 году, но не хватило средств даже на публикацию итогов работы, и вот уже больше двух лет никакие исследования не финансируются и не проводятся.

Однако Александр Станиславович предоставил мне две доктрины молодежной политики, одна из которых носит название «Украинский социальный лифт» (разработана в 2008 г.), вторая — обновленная — «Вершины — молодым!» (2009 г.).

Однако на поверку эти увесистые сборники о «направлениях и приоритетах», «развитии инфраструктуры социальных учреждений для молодежи и институтов социализации» и т.п. отличаются разве тем, что от понятия «социальный лифт» молодежное министерство решило вообще отказаться. Причем в доктрине об «украинском социальном лифте» не было даже ни одного примера, помогающего постичь его суть.

И Александр Станиславович, положа руку на сердце, честно признал, что в общем-то созданием этой системы на Украине никто никогда не занимался,

— Может, эти «лифты» нужно искать в партийном секторе, ведь при каждой партии есть «молодежные крылья»?

— А вы посмотрите, кто руководит «молодежками» — дети лидеров партий. А работа активистов заключается в «подай-отнеси», «помаши флагом» и т.п.

Но все же я попросил назвать самые активные молодежные организации — ведь где же, как не в них, искать эти «подъемные сооружения успешности»?

Каст нет, но культивируются

Из 174 зарегистрированных на сегодняшний день всеукраинских общественных молодежных организаций и более 1000 региональных Александр Лозовицкий выделил четыре наиболее активные.

Предлагаю вашему вниманию ответы лидеров этих "партий" на ряд вопросов.

Насколько реально в нашей стране талантливому (способному, одаренному) молодому человеку, находящемуся на низком социальном уровне, повысить свой статус?

Можно ли отнести вашу организацию к «социальному лифту»? Какие конкретные механизмы по повышению социальной мобильности она предлагает?

Существует ли, на ваш взгляд, проблема общественного неравенства в нашей стране, когда талантливым детям из малообеспеченных семей практически невозможно пробить себе «путевку в жизнь»? Или же стоит воспринимать как данность, что сын шахтера должен становится шахтером, а сын банкира — банкиром?

Глава Всеукраинской молодежной общественной организации «Студенческая республика» Павел Викнянский:

— В нашей стране есть только редкие исключения, когда способные и талантливые люди из малообеспеченных семей достигают высокого статуса.

При партийной «молодежке», которая существует при всех парламентских и других политических партиях, карьерное прохождение не обеспечивается — насколько бы ты активным ни был и какими бы талантами ни блистал. Молодые люди попадают в партийные списки только за счет родственных связей либо финансовых ресурсов. Это наблюдается в лагере как «бело-голубых», так и «оранжевых».

Мы живем в ситуации, когда так называемая элита закрепляет право передавать свои привилегии и собственность по наследству. И она всячески сопротивляется тому, чтобы люди не из их среды становились вровень с ними и их детьми. Это и есть пресловутый «культ мажорства».

Но возникает вопрос о будущности Украины. Может ли государство, в котором отсутствуют «социальные лифты», быть конкурентоспособным? На мой взгляд, нет — оно может существовать только в колониальном статусе — будь то при России, будь то при западном мире. Когда решения за нас, как и прежде, будут принимать Брюссель, Москва или Вашингтон.

Этот порочный круг не разорвать ни за год, ни за пять, ни за десять лет, поэтому мы разрабатываем Стратегию-2050, нацеливаясь на отдаленную перспективу, а не на сиюминутные политические стратегии, главной из которой является «распил» годового бюджета.

В нашей организации любой проявивший себя активист довольно быстро может подняться на любой уровень организации и принимать участие как в планировании, так и в реализации проектов, — мы предлагаем молодым людям работу в избирательных штабах, которая требует мобилизации ресурсов, мощной энергетики. Но будем реалистами: мы не можем обеспечить им «вертикаль», поднимающую до серьезных политических высот. Не секрет, что подавляющее число молодых депутатов в парламенте — дети влиятельных отцов.

Можно было бы говорить о преемственности элит, ведь, скажем, в Британии никто не протестует против того, что государственную политику формирует палата пэров, право участия в которой передается по наследству.

Но в Украине, извините, нет аристократии. Наша элита состоит из предприимчивых людей, заработавших свои капиталы путем утилизации советского наследства, и из наследников высокопоставленной номенклатуры СССР. Всем прекрасно известно, что многие из них имеют специфический уровень образования, патриотизма и т.п.

Но все же редкие исключения, подтверждающие правила, есть. Так, Андрей Пинчук, стоявший у истоков создания Cтудреспублики, возглавляет сегодня Союз молодежи регионов (в родстве с известным бизнесменом не состоит). Это пример чистого «социального лифта». Однако если посмотреть на всех заместителей главы СМР, то в основном это отнюдь не простые люди.

 

Повний текст тут

 






Автор: Роман Барашев

 
Рейтинг@Mail.ru