НОВИНИ
РЕГІОНИ
АР Крим
Вінниця
Волинь
Дніпропетровськ
Донецьк
Закарпаття
Запоріжжя
Івано-Франківськ
Київська обл.
Кіровоград
Луганськ
Львів
Миколаїв
Одеса
Полтава
Рівне
Суми
Тернопіль
Харкiв
Херсон
Хмельницький
Черкаси
Чернівці
Чернігів
м. Cевастополь
м. Київ
Світ
Білорусь
КАТЕГОРІЇ
всі теми
Новини Cтудреспубліки
Новини НДЛМ
Новини ВМГО
Аналітика
 
НОВИНИ
13-05-2014 / Новини ВМГО "Студентська республіка" /  Україна

«Нам потрібна практична розмова про майбуття країни»

«We need practical conversation about the country’s future» (en)

Такий рецепт виходу з державницької кризи надав Павло Вікнянський, лідер республіканців, під час прямого ефіру на телеканалі «112 Україна», що проходив 12 травня 2014р. Інтерв’ю проводили ведучі телеканалу Віолетта Трикова й Антон Середа [+ відео] (далі — укр, en).

Віолетта Трикова: Сейчас хотим представить гостя, который уже появился в нашей студии – глава Всеукраинской общественной организации «Студенческая республика», заместитель главы Общественного совета при Министерстве обороны, Павел Викнянский. Павел, здравствуйте.

Павло Вікнянський: Добрый день.

Антон Середа: Вы вот, интересно, то, что Вы представитель, да, при Министерстве обороны, да, советник? Насколько я понимаю…

Павло Вікнянський: Не совсем.

Антон Середа: Не совсем  Т.е. как консультант, на добровольных началах. 

Павло Вікнянський: При каждом из органов государственной власти Украины созданы Общественные советы, в том числе при Министерстве обороны…

Антон Середа: Для определенного контроля. Вот скажите, у нас впереди – президентские выборы, выборы местные — в Киеве и в некоторых городах, где нужно выбрать нового мэра, студентов сегодня слышат, слышат ли гражданское общество те люди, которые идут во власть?

Павло Вікнянський: Я думаю, в той постановке вопроса, как сейчас он обозначен, этот вопрос риторический!

Антон Середа: Да, но Вы можете перевести его в практическую плоскость.

Павло Вікнянський: События последних месяцев — уже, на самом деле, страшные события! — демонстрируют очень четко, что либо у нас в Украине будет настоящая политика, настоящая экономика, настоящая социальная работа, либо действительно произойдет крах государства.

Что, вместо этого, в последнее время мы наблюдаем? Мы наблюдаем, к сожалению, все более усиливающуюся имитацию любых, прежде всего, политических, процессов. Имитация – значит игра, значит ненастоящее — вместо настоящего, значит «лапша» — вместо реального намерения действовать, значит наемные команды — вместо настоящих сторонников, это значит желание идти в политику для того, чтобы «рубить бабло», я прошу прощения — вместо того, чтобы заниматься обеспечением интересов граждан.

Конечно, нормальные люди, мы сейчас, чуть ранее, видели позицию более западных, центральных регионов, города Киева, части украинских мегаполисов — сейчас видим позицию индустриальных регионов Украины. Тогда она была очень радикальная и негативная по отношению к украинской повестке дня. Не сняли все те проблемы, за [решение] которых, на самом деле, выступали манифестанты на украинских площадях!

Сейчас еще более радикально действуют представители восточных регионов… Опять часть требований очень справедлива – никто не слышит, и, к сожалению, мне кажется, слышать никто не будет, если не произойдет, и среди граждан, и среди политикума просто внутренней переустановки процессов. Эта внутренняя переустановка процессов должна происходить, как я сказал, в режиме настоящей, реальной, живой политики, живой экономики и настоящей социальной работы.

Антон Середа: А вот живая экономика, живая политика… Сказали о том, что будут проходить сейчас общественные слушания, круглые столы в определенных регионах: это будет и Восток, и Центр, и Запад, представители власти, гражданского общества… Не поздно ли пить «Боржоми» сегодня?

Павло Вікнянський: На наш взгляд, существует сейчас только один настоящий инструмент, который поможет ситуацию урегулировать. Это общестрановой диалог абсолютно всех — абсолютно всех! — регионов Украины, без патронатов турчиновых, яценюков, добкиных, тигипков, тем более путиных или обам. Если народ Украины заинтересован в том, чтобы у нас была собственная государственность, значит независимо от национальности, религии или языка мы должны наладить коммуникацию, не рассчитывая на политиков. Это раз. Каким образом это может произойти, какая организационная форма – [пункт] два. Я уже не верю со времен попыток Виктора Федоровича проводить Національні круглі столи, в том, что это вообще в какой-то мере эффективная форма. Это – очередная болтология.

Необходимо что-то навроде расширенной Конституционной ассамблеи или, например, Учредительного собрания, в котором бы были представители практически всех административно-территориальных единиц Украины, легитимно делегированных местными советами, плюс, местными общинами через домовые, квартальные, уличные и т.д. комитеты. И через этот инструмент можно было бы организовать — теперь, внимание, третий пункт — практический разговор о будущности страны.

Не политический разговор, не разговор – кто кого перекричит: «Россия! Европа!» А, как мы хотим жить, какие у нас должны быть социальные стандарты по-настоящему, чем мы готовы пожертвовать ради того, чтобы хотя бы наши дети, либо мы через 15 лет, имели нормальный уровень жизни и жили в безопасности? Хотим ли мы жить в модернизированной стране, либо мы соглашаемся на роль страны уже Четвертого мира фактически, уже даже не Третьего (потому что у нас вялотекущая гражданская война)? Мы хотим быть среди стран-лидеров, и мы ищем возможности для этого: научные, культурные, общественные, или мы соглашаемся на роль управляемых и манипулируемых, что, опять-таки, происходит сейчас?

Я уверен, что ответ настоящих — настоящих! — патриотов, конечно же прогресс, конечно же — модернизация, конечно же, наверное — небольшое самоограничение, ради того, чтобы потом выиграть в будущем. Это — защита страны, и это – настоящий патриотизм, который, я подчеркну, не является радикальным национализмом, не является этническим национализмом.

Віолетта Трикова: Вот и на самом деле, где проходит эта тонкая грань между тремя этими понятиями, даже двумя, — очень большой вопрос. Потому что, мне кажется, вот именно из-за этой грани мы пока не можем прийти к общему настроению Запада и Востока, Юга и Севера.

Павло Вікнянський: Я б знаєте, як відреагував? Зараз українською мовою — принципово!

Антон Середа: Давайте.

Павло Вікнянський: Так сталося, що Україна, треба це визнати, в тих кордонах, які наразі є, в тих фактично умовах існування, які наразі є — є двомовною країною. Якщо частина країни вимагає (можна десять разів казати, що «вони дурні, їх зазомбували, що, насправді, нікому не потрібні ніякі права російської мови»), але, якщо люди масово це виголошують, і дуже мало представників Сходу України навіть ті, які позитивно налаштовані до нинішньої київської влади, критикують те, що треба легалізувати на більш серйозному, державному рівні права російської мови, то можливо, не треба сперечатися, можливо треба дати! Для державності я тут загроз не бачу. Більше того, я тут бачу тільки позитиви. В нас є досвід, коли є багато країн, де, як Канада, наприклад, де є дві державні мови. Це тільки допомагає разом розвиватися… хоча вони також пройшли досить непростий шлях.

Антон Середа: Але, Павло, перейду на українську, з поваги до Вас, то у Канаді, «справа» або з Північного Сходу не стоїть Франція з військами, яка каже, що зараз ми будемо захищати франкомовне населення. І Британія не стоїть, яка каже: «Ми зараз будемо англомовне населення…».

Павло Вікнянський: Я більше скажу, не може стояти, бо вони всі є членами НАТО.

Антон Середа: От я про що і кажу. А про «мовність», от тут би ще приклад Прибалтики, взяти Балтійські країни. Якщо пам’ятаєте, в 96-му… коли підписувалися асоціації, коли вони йшли до Європи, коли вступали в НАТО, то російські пропагандисти (тоді Росія була набагато слабша)… велось теж саме: інформаційна війна, створення такого фашистського іміджу, питання двомовності теж стояло. От у мене дуже багато друзів в Латвії, вони кажуть… они все говорят по-русски, там двомовна країна, але вони кажуть: «В принципі, те, що у нас є державна латвійська і нам не забороняють говорити російською — питань і проблеми в тому немає».

Павло Вікнянський: Так, у мене також дуже багато друзів у Прибалтиці. Дуже просто відповім, і вони саме про це, до речі, кажуть, они говорят: «У вас очень большая страна». Україна є найбільшою країною в Європі, я підкреслюю, і Україна є одна із найбільш населених країн Європи. В нас інші умови.

І якщо ми хочемо зберегти державність у тих кордонах, які нам дісталися за спадком від Радянського Союзу, а я вважаю, що це важливі політичні кордони, бо в цих кордонах сформувалося те громадянство, яке себе відчуває тим, яким воно є. Якщо ми хочемо зберегти країну, я перепрошую за такий алармізм або намагання бити в дзвони, то ми маємо йти на зустріч один одному!

Бо що ми маємо? Нічого неординарного немає: одні регіони країни, одні люди думають, що вони більш прогресивні, представники креативного класу, так званого, вийшли на Майдан, вимагали певних речей. У підсумку вийшло так, що перемогли не ідеї, бо, якщо перемогли б ідеї, зараз би в Україні були б дуже інтенсивні процеси люстрації, модернізації, нової індустріалізації, [розвитку] нових галузей економіки, реформи освіти — ми всього цього не бачимо. І люди, які живуть в інших регіонах країни, відчули, що їх перемогли — а не перемогли нові ідеї. Відповідно, вони на це реагують, і мають на це законне право. Якщо вони або частина з них незаконно реагують, — це питання відсутності політичного діалогу.

Моя теза дуже проста! Це, до речі, те, що ми робимо в «Студентській республіці»: у нас немає ніяких протиріч з точки зору, хто з якого регіону. Ми зараз навіть, я можу цим пишатися і сказати на всю країну: в нас нещодавно відбулася Студреспубліка у Севастопольському національному технічному університеті.

Таким образом, нужно формировать повестку дня, в которой бы снимались проблемы, которые людей разделяют. Необходимо не просто искать, а обозначать повестку дня, в которой противоречий либо нет, либо эти противоречия касаются совершенно других вопросов. Например, ну, согласитесь, наверное, гораздо правильнее дискутировать о том, как должны собираться налоги на местах, либо каким образом они должны распределяться между местами и центром, чем дискутировать: кто более красивый, или кто более патриотичный, исходя из вопроса, на каком языке человек говорит, если он гражданин Украины, подчеркиваю! Ибо если мы все-таки уже являемся частью евросоюзовского пространства, не только общеевропейского пространства, то (сейчас мы увидели это по Евровидению), толерантность – это то, без чего Европа существовать не может. Там нет места, даже намека, по крайней мере, в политическом пространстве, на этнический национализм, который может перерасти в фашизм.

Антон Середа: Павел, Вы хорошую такую фразу сказали, то, что в принципе, если бы победили интеллектуалы и идейные люди, то в принципе, мы бы видели модернизацию общества, люстрации повсеместно. Почему, ну, сейчас это важно? Я понимаю, что нужно, чтобы гражданское общество еще сформировалось для того, чтобы смогло нажать, было монолитным, чтобы управлять властью. Но, вот, декларации того же Турчинова, того же Авакова, о том, что: «Вот мы придем, и будем наводить порядок». Они не делают этого всего, о чем Вы говорите, потому что они временные, или они боятся утопить их политическую силу, которую они представляют? Ведь, по сути, большинство-то у БЮТ, ведь, по сути, силовой блок сегодня у БЮТ, и, по сути, Турчинов — это номинально представитель Юлии Владимировны, который всегда отличался тем, что он показывает, есть рупором её воли.

Павло Вікнянський: История показала, что украинский народ – очень мудрый народ. Партия регионов уже понесла свою жестокую политическую ответственность, такую же политическую ответственность понесет и «Батьківщина». В том числе, за вопросы, связанные с фактически распадом страны и здесь неконтролируемыми процессами.

По поводу качества… Ну, знаете, если мы приходим в хороший ресторан, нам кажется, что нас будут вкусно кормить, а там оказывается фиговый шеф-повар, и нам приносят плохую еду, то вопрос не к официанту, который эту еду принес, а вопрос – к шеф-повару. Бывает такое, что политики просто не способны! Если прошлые политики наши либо руководители государства были (это плохое качество) способны красиво (и не красиво) воровать (эта система станет классикой учебников политологии…), то нынешние — опять повторение истории  2004-2005 годов — умеют очень красиво говорить и пока, к сожалению, ничего хорошего не делают.

Антон Середа: Умеют красиво воровать и не умеют красиво управлять.

Павло Вікнянський: [Насчет] воровать – не знаю, это мы увидим через время. Знаете, у нас коррупционные скандалы, как и в случае с Януковичем, раскрываются после того (как и во всем мире), как люди уходят от власти.

Антон Середа: Ну, я надеюсь, что мы увидим, и будем иметь возможность справедливо анализировать действия нынешней власти.

Віолетта Трикова: А я именно надеюсь, что мы и не увидим, что такое «красиво ворует» в исполнении новой власти.

Антон Середа: Да, и будем надеяться, что все это – закономерный эволюционный процесс, который просто очистит политику. Большое Вам спасибо.






Автор: Прес-служба Студреспубліки

 
Рейтинг@Mail.ru