НОВИНИ
РЕГІОНИ
АР Крим
Вінниця
Волинь
Дніпропетровськ
Донецьк
Закарпаття
Запоріжжя
Івано-Франківськ
Київська обл.
Кіровоград
Луганськ
Львів
Миколаїв
Одеса
Полтава
Рівне
Суми
Тернопіль
Харкiв
Херсон
Хмельницький
Черкаси
Чернівці
Чернігів
м. Cевастополь
м. Київ
Світ
Білорусь
КАТЕГОРІЇ
всі теми
Новини Cтудреспубліки
Новини НДЛМ
Новини ВМГО
Аналітика
 
НОВИНИ
09-12-2013 / Новини ВМГО "Студентська республіка" /  м. Київ

Андрей Рихтер: «Только практика наказания недобросовестных правоохранителей способна научить органы власти соблюдать права журналистов»

Директор Бюро Представительства по вопросам свободы СМИ ОБСЕ Андрей Рихтер после своей лекции в КНУ им. Т.Шевченко, организованной Студреспубликой, рассказал о правовых условиях свободы медиа и о том, как поступать журналистам, когда правоохранители действуют незаконно.

«В Украине есть все правовые условия для свободы медиа», – заявил Андрей Рихтер, директор Бюро Представительства по вопросам свободы СМИ ОБСЕ, во время своего выступления в Киеве. На этой неделе он прочитал открытую лекцию в КНУ им. Тараса Шевченко на тему: «Правовые условия свободы медиа в целях социального прогресса: европейский опыт и возможные сценарии будущего». Организатор мероприятия — Студреспублика.

Андрей Рихтер представил разработанные им правовые критерии, по которым можно судить, есть ли фундамент для развития свободы СМИ.

Среди них в первую очередь – конституционные гарантии свободы печати. Эта норма редко встречается в конституциях стран, поскольку чаще речь идет о свободе слова и свободе выражения взглядов. Господин Рихтер объяснил, почему важно закрепить свободу печати именно в Конституции: «Когда Конституция говорит о свободе печати, она говорит о правах и свободах человека. На практике это означает, что если любой человек захочет стать журналистом, он не будет иметь правовых ограничений. А если посчитает, что его права нарушены в СМИ, он будет иметь право обратиться с ответом или опровержением».

Более распространенной нормой является запрет цензуры, однако ошибочно думать, что отсутствие цензуры автоматически означает свободу печати. «Роль государства в обеспечении свободы печати заключается не только в том, чтобы уйти от контроля СМИ и закрыть органы цензуры, но и в том, чтобы обеспечить всем условия, которые позволили бы реализовать право человека на свободу печати», – объясняет Андрей Рихтер. То есть задача государства не просто «не мешать», но создавать благоприятные условия.

Ещё один из самых важных критериев – наличие законов о СМИ. При этом обязательной нормой должно быть наличие права на защиту конфиденциальных источников. Иначе журналист не сможет завоевать доверие, и ему будут бояться передавать информацию. «Пока такого доверия не будет, политическая журналистика не сможет существовать», – отметил Андрей Рихтер. Также необходим закон о доступе к информации. С одной стороны, он прямо не связан с деятельностью журналиста, но важно, что он приучает чиновников делиться информацией – тем, что они всегда считали своей привилегией.

Важен также закон о телерадиовещании, законные гарантии независимости лицензирующего органа и наличие закона об общественном вещании. И хоть общественный телеканал никогда не будет таким популярным, как частный, он является стержнем системы свободных СМИ в Европе, считает Рихтер. Поскольку общественный вещатель должен показывать другим журналистам те стандарты, на которые в праве рассчитывать граждане. Систему СМИ, сохранившуюся во многих постсоветских странах, когда есть частные и государственные СМИ, обязательно нужно менять. «Создание даже самого плохого общественного телеканала лучше, чем существование самого хорошего государственного», – подчеркнул Андрей Рихтер.

Следующие критерии свободы медиа: уведомительный характер регистрации СМИ (а не разрешительный, когда государство может запрещать регистрацию); отсутствие уголовной ответственности за диффамацию; законодательство об экстремизме, которое может ограничивать свободу СМИ; наличие поддержки со стороны государства; ограничение на иностранную собственность СМИ; требования к языку частных СМИ.

«Можно подвести итог, что правовые условия для существования свободы СМИ в Украине достаточно хорошие, – сказал Андрей Рихтер. – Конечно, нельзя абсолютизировать: мол, если есть условия, значит, есть свобода. Но нужно понимать, что свобода печати не может возникнуть в чистом поле, она невозможна без условий».

После лекции MediaSapiens попросил Андрея Рихтера прокомментировать актуальные события в украинской журналистике.

Во время работы на евромайданах пострадало уже более 50 журналистов, и этот список растет. Следит ли ОБСЕ за ситуацией, будут ли какие-то санкции?

Наша реакция была ещё в пятницу – мы выступили с пресс-релизом, в котором призвали органы власти Украины не допускать подобного рода отношение к журналистам. В понедельник мы отправили письмо министру иностранных дел Леониду Кожаре, выступили с заявлением, где перечислены имена пострадавших. Мы хотим добиться от Украины как председателя ОБСЕ исполнения тех международных стандартов, которые необходимы для обеспечения безопасности.

Санкций мы не вводим, но значение заявлений и писем ОБСЕ заключается в том, что на эти заключения и экспертные мнения ссылаются те, кто может вводить санкции. Если мы говорим о санкциях, то имеется в виду Евросоюз, ассоциации экономического или военно-политического характера. Как правило, эти организации не имеют экспертов по свободе СМИ, потому они опираются на специализированные организации, в том числе офис по вопросам свободы СМИ ОБСЕ.

По свидетельствам журналистов, правоохранительные органы целенаправленно избивали их, срывали бейджи прессы. Как можно объяснить такие действия?

Недостаточная подготовка правоохранителей и эмоциональный стресс.

Что должен и чего не должен делать журналист в таких случаях?

Как юрист я могу сказать, что главное – не нужно сопротивляться представителям правопорядка. Потому что даже тогда, когда они действуют незаконно, сопротивление всё равно ничего не изменит, по крайней мере, в лучшую сторону. Потому нужно стараться максимально зафиксировать случаи нарушения, которые происходят у них на глазах или с ними, с тем чтобы впоследствии можно было доказать сам факт подобного рода нарушений в суде. Я уверен, что только практика наказания недобросовестных  правоохранителей способна научить органы власти соблюдать права журналистов. Только когда один милиционер увидит, что его коллега наказан за подобные деяния, он в следующий раз, прежде чем бить журналиста, подумает, стоит ли это делать.

Возможно ли подобное обращение с прессой в странах Европы?

Случается. Но в подобных случаях реакция органов власти более адекватна и правильная. Эмоционально может сорваться любой человек. Если вас забрасывать тухлыми яйцами, в какой-то момент вы можете взорваться, совершить что-то, о чём будете жалеть. Важно, чтобы была правильная реакция власти. В Европе случается, что бьют журналистов, и делают это абсолютно незаконно, но система наказаний работает эффективней. Вот несколько месяцев назад были жесткие действия полиции во время разгона демонстрантов во Франкфурте в Германии. Мы тогда тоже выступили с заявлением, осуждающим подобного рода действия. Через несколько недель посол Германии в ОБСЕ выступил с заявлением, в котором объяснил, каким образом наше заявление использовалось в системе органов власти, чтобы найти виновных и наказать их, было расписано по шагам, что будет сделано в будущем, чтобы извлечь урок из этого случая. Это то, чего мы ждем от украинских органов власти.

Как вы оцениваете в целом состояние свободы СМИ в Украине? Какие самые сильные и самые слабые стороны?

Я не специалист по украинской журналистике, но как сторонний наблюдатель скажу, что самая сильная сторона вашей журналистики – это её живость и острота. А самая слабая сторона – физическая уязвимость, это уже не первый случай нападения на журналистов за этот год. Это очень печальная тенденция. А в плане законодательства – более или менее всё в порядке, хоть и не хватает общественного вещания.

В этом году в Украине появились новые способы давления на журналистов – это, например, взлом их почтовых ящиков, опубликование содержимого. Это только украинская тенденция? И как противостоять этому?

Сейчас это во многих странах происходит, интернет позволяет забывать про частную жизнь, подобного рода случаи видим не только в Украине. Как противостоять – думать, что вы пишете, стараться не доверять электронной почте то, что вы не доверили бы, если бы знали, что почту могут взломать. Вообще меньше говорить через те средства, которые могут быть просмотрены, прослушаны.

Какое ваше мнение о решение Евросуда «Дело Дельфи против Эстонии»? Получается, что интернет-сайты должны отвечать за содержание комментариев?

Я прокомментирую это решение совсем по-другому. Я считаю, что в данном случае Европейский суд принял решение только по отношению конкретного случая «Дельфи» и не делал выводов, что за любые комментарии ответственность несет редакция СМИ. Более того, я считаю, что Европейский суд в данном случае ушел вообще от ответа на вопрос, несет ли редакция ответственность за читателей. Там сказали, мол, мы этим вопросом не занимаемся, мы верим, что эстонские суды разобрались с конкретным спором и вынесли справедливое решение. И что это решение справедливое, поскольку мера наказания небольшая, система доказательств была правильной и ещё потому, что уже были подобного рода случаи с «Дельфи». Переносить это решение на всю Европу я бы не стал.

Андрей Рихтер – эксперт по свободе информации и медиа-праву, директор Бюро Представительства по вопросам свободы СМИ ОБСЕ (Вена), доктор филологических наук, профессор, преподаватель факультета журналистики МГУ.






Автор: Марина Дорош

 
Рейтинг@Mail.ru